Иван Третьяк отслужил за детей и за внуков

 

 9 декабря страна отметила День Героев Отечества. Патриотическая направленность журнала, носящего гордое имя «Смоленск», не могла нас оставить в стороне от празднования памятной даты. В этот день принято встречаться с Героями. Редакция решила поздравить с Днем Героев России Владимира Третьяка - сына легендарного генерала армии Ивана Моисеевича Третьяка, боевой путь которого пролегал в том числе и по территории Смоленщины. Весной 1943 года 29-я гвардейская стрелковая дивизия освобождала Гжатск, и некоторое время Иван Третьяк даже был комендантом города. В августе 1943 года дивизия освободила город Ельню. В бою под Ельней, когда горстка бойцов вот–вот могла быть уничтожена противником, капитан Третьяк вызвал огонь дивизионной артиллерии на свой командный пункт. Всех бойцов он вывел из окружения живыми. Воевал Иван Третьяк не просто мужественно, отважно, а лихо, дерзко и по–своему вдохновенно. Но жизнями солдат никогда попусту не рисковал. Берег и ценил каждого. Потому любили его и бойцы, и командиры. Его непосредственный начальник генерал А.Т.Стученко так характеризовал Ивана Моисеевича: «Любили мы Ваню Третьяка за безумную храбрость, за то, что он шел на любое задание, каким бы оно ни было трудным. Казалось, скажи ему: «Третьяк, приволоки Гитлера!» — он наверняка ответил бы: «Слушаюсь!» — и пошел бы добывать. Таким был он и в бою. Инициативный, отважный, умный офицер, который творчески решал исключительно сложные задачи, добивался блестящих побед».
   Родители видели своего сына Ивана агрономом и после окончания восьмилетки отправили его учиться в Полтавский сельхозтехникум, но упрямый подросток, после безуспешных походов в военкомат, написал о своей мечте Наркому Обороны СССР К.Е. Ворошилову и получил от него разрешение поступить в военное училище в 16 лет «в порядке исключения». Его без экзаменов зачислили в Астраханское стрелково-пулеметное училище. В 18 лет молодой лейтенант начал свой фронтовой путь, стал командовать ротой.      Мне довелось где-то прочитать, что командиры роты на войне были в строю не более трех месяцев… Страшная, горькая, но правдивая статистика. И когда я узнал подробности первого боя Ивана Третьяка, когда он раненым продолжал бить врага, отбил несколько атак, отстоял рубеж и разгромил отряд фашистов, появилась гордость за русского воина, равных которому по отваге и мужеству в мире нет. С июля 1943 года Третьяк – командир 87-го гвардейского стрелкового полка. За годы войны Иван удостоен семи боевых орденов и Золотой Звезды Героя Советского Союза.
    Однажды, спустя много лет после окончания войны, у Ивана Моисеевича журналисты спросили, какой свой поступок он считает главным за всю войну. И неожиданно для себя услышали рассказ о работе молодого майора, командира батальона, в составе «тройки». Судили группу офицеров и солдат «за проявленную в бою трусость». Приговоры выносились строгие – по законам военного времени. Народный заседатель обратил внимание на красивого младшего лейтенанта, совсем мальчишку. Подумалось: вот сейчас приговорим его к «вышке», а ему бы жить да жить. Решил он вместе с товарищем, тоже майором: не дадим парня убивать. Когда очередь дошла до младшего лейтенанта, тот объяснил: побежал первым не он и даже не его взвод, не смог своих удержать, и побежал лишь тогда, когда уже все побежали. Некоторые до парня просили пощады: оставьте живыми, позвольте кровью вину искупить. А этот на плаху шел достойно. Председательствующий, юрист, требовал проголосовать за высшую меру наказания. А майоры настаивали на своем: «Только штрафбат!». Приданный дивизии штрафной батальон должен был взаимодействовать с полком, в котором служил Третьяк. В первом же бою штрафник был ранен, и пока лежал в госпитале, Иван Моисеевич стал командиром полка. Взял к себе парня. Тот дослужился до капитана, командовал батальоном. Вспоминая эту историю, уже бывалый генерал говорил своим сослуживцам: «О людях нельзя судить с кондачка!». Сам Третьяк весь в шрамах, с десятками осколков, с которыми так и ушел в могилу, ходил в атаки под пулями. И это для него, возможно, было проще, чем решиться вступить в схватку с грозным председателем трибунала. Но не побоялся. Как не боялся всегда говорить правду в глаза кому бы то ни было.
    Двадцать лет командовал генерал армии Третьяк Военными Округами – такого в истории Вооруженных Сил больше не было. Весьма редко военачальникам присваивали звание Героя Социалистического Труда, и уж Командующие Военными Округами в списках награжденных высшим званием никогда не находились. А Иван Моисеевич стал Героем Труда! Превратил весь Дальний Восток от Чукотки до Хасана во всенародную стройку. Строили казармы, жилье для семей офицеров и прапорщиков, хранилища для техники, склады, базы. Награждение дальневосточники восприняли такими словами: «Дали за дело».
    В статьях о генерале армии Третьяке приводятся примеры, характеризующие его как мудрого и справедливого военачальника, без высокомерия и самолюбования. В Уссурийске он прибыл в расположение бригады спецназа, прикрепленной к Военному Округу. На КПП сержант отдал генералу честь, доложил, что посыльный направился за дежурным по бригаде, спросил разрешения узнать о цели прибытия столь важного лица и сообщил, что дежурный по бригаде его встретит и проведет по территории части. Командующий посмотрел на сержанта и обратился к своим сопровождающим: «Вот так надо службу нести! Если меня так встречают у КПП, то дальше везде порядок, и мне там делать нечего!». Пожал руку сержанту и отправился в дальнейший путь.
    И еще поучительная история. При проверке одного из укрепрайонов Третьяку понравилось состояние дел в подразделении, которым командовал старший лейтенант. Вообще, Командующему сложно было угодить. И если он давал высокую оценку, то подчиненные ее действительно заслуживали. У старшего лейтенанта генерал поинтересовался, сколько лет тот в должности. Оказалось, 13. «Ничего, сынок, терпи, я тоже 13 лет округом командую и, как видишь, не жалуюсь». На следующий день пришел приказ о присвоении этому офицеру звания капитана с переводом на вышестоящую должность.
    В 1987 году после злополучного приземления Матиаса Руста на Васильевском спуске только назначенный министром обороны Дмитрий Язов выдвинул на пост главкома ПВО – заместителя министра обороны Ивана Третьяка, которого много лет знал по совместной службе. Должность – маршальская. Но Горбачев, не очень-то почитавший военных, даже министру обороны долго не присваивал звание Маршала Советского Союза. Так и ушел в 1991 году Иван Моисеевич Третьяк в отставку в звании генерала армии. Не смог он смириться с разрушением великой страны – Союза Советских Социалистических Республик. Было ему тогда 68 лет, для генерала это возраст мудрости и высокой работоспособности.
    Из статей о Третьяке я узнал, что он был очень жестким и требовательным командиром.
    А каким был Иван Моисеевич в семье? Мне попала на глаза рецензия на фотоальбом о легендарном генерале со словами его старшего сына Станислава.
    - Учеба в Военной академии имени М.В. Фрунзе для моего отца была поистине судьбоносной. Иван Третьяк встретит здесь слушательницу Военного института иностранных языков младшего лейтенанта Машу Наумову. И она станет моей мамой. Такой любви, как у моих родителей, — красивой, трепетной, нежной, мне никогда не доводилось видеть».
    Станислав Иванович Третьяк стал действительным членом НАН Беларуси, лауреатом Государственной премии, заслуженным работником здравоохранения Республики Беларусь, доктором медицинских наук, профессором, заведующим кафедрой хирургических болезней Белорусского государственного медицинского университета. О нем в этой публикации расскажет брат Владимир, с которым меня свел давний знакомый, бывший командир 144-й мотострелковой Ельнинской Краснознаменной ордена Суворова дивизии Владимир Александрович Носарев.
    Предлагаю вниманию читателей интервью с очень интересным человеком, который хранит светлую память об отце и продолжает его дело служения Отечеству, правда, не в качестве военнослужащего, но крупного руководителя, укрепляющего своим трудом обороноспособность страны.
    - Владимир Иванович, каким Вам заполнился Ваш героический папа? Был он в семье таким же жестким и строгим, как на службе? Вспомните что-то яркое из детского времени.
    - Служебные дела и отношения в семье отец всегда четко разделял. Никакие проблемы на службе никак не переносились на семейные отношения. Все хорошее, что происходило на службе, могло быть предметом обсуждения дома, но трудности и проблемы оставались за порогом дома. Дома папа был любящим мужем, заботливым отцом. Жестким не был, но был достаточно требовательным в части аккуратности и порядка. Помню, как-то в выходной день заглянул в мой шкаф с одеждой, я тогда учился в 5 классе, недовольно покачал головой и позвал в свою комнату. Открыл шкаф со своими вещами и сказал: «Видишь, как должна храниться одежда?» и добавил: «Через 30 минут в твоем шкафу должен быть порядок не хуже, чем в моем!». Не ругался, не шумел, но через 30 минут в моем шкафу был полный порядок.
    - Ваш отец в 16 лет пошел добровольцем в Красную Армию, в 18 лет окончил Астраханское стрелково-пулеметное училище, в 21 год командовал полком. Он Вас, своего сына, тоже хотел видеть военным?
    - Папа свою жизнь строил сам. Нас с братом учил с детства самостоятельности и ответственности. Может быть, в душе он и хотел бы, чтобы кто-нибудь из детей пошел по его стопам, но никогда нам об этом даже не намекал. «Выбирайте свой жизненный путь сами. Добивайтесь всего сами» - вот что он нам говорил. Папа рассказывал, что в школе больше всего любил физику и математику, может, эта его любовь к точным наукам передалась и мне. Я выбрал путь ученого – закончил с красным дипломом Белорусский государственный университет по специальности «Радиофизика и электроника сверхвысоких частот», в 30 лет защитил кандидатскую диссертацию и возглавил лабораторию в крупном научно- исследовательском институте.
    Отец на войне был несколько раз тяжело ранен. От неминуемой смерти его спасло только искусство фронтовых хирургов. Возможно, поэтому мой старший брат, Третьяк Станислав Иванович, также не стал военным, а выбрал себе профессию врача-хирурга. Он тоже закончил институт с красным дипломом. Защитил кандидатскую и докторскую диссертации по хирургии, а в 2021 году был выбран Академиком Академии Наук Республики Беларусь.
    - Жизнь Ивана Моисеевича была связана со Смоленщиной. Я знаю, что он в 1943 году был комендантом Гжатска, также командовал батальоном 29-й гвардейской Ельнинской стрелковой дивизии. Что Вам известно об этом периоде жизни отца?
    - Папа не очень много рассказывал о войне. Он всегда говорил, что война - это такое страшное событие, что даже вспоминать многие вещи очень тяжело. Основную информацию о том, как он воевал, мы узнавали от его однополчан, которых он регулярно приглашал к нам домой на празднование Дня Победы, и из его книги «Храбрые сердца однополчан». В 2001-2006 годах мне часто приходилось ездить по дороге Москва – Смоленск – Минск, и отец постоянно спрашивал, через какие населенные пункты я проезжал. Когда я называл знакомые ему названия, то он тут же вспоминал о событиях, которые происходили в тех местах в 1942-1943 годах. Он очень хотел сам проехать по этим памятным местам, но, к сожалению, его мечта не осуществилась.
    - В нашем регионе в свое время был популярен лозунг: «Живешь на Смоленщине – будь строителем!». Поэтому повышенное внимание Командующего сначала Белорусским, а затем Дальневосточным военными округами вопросам строительства – от солдатской казармы до жилья офицерам, складам, базам и хранилищам военной техники – близко сердцам смолян. Чем объяснялась, на Ваш взгляд, эта страсть к строительству?
    - Я бы не стал называть это «страстью к строительству». Все гораздо проще. Я отца об этом спрашивал. Вот что он говорил: «Белорусский Военный Округ активно обустраивался после завершения Великой Отечественной войны. К 1967 году большое количество имеющихся сооружений отслужили свой срок, объемы имеющихся парков не вмещали увеличившееся количество техники, многие офицеры не были обеспечены квартирами.
    Для решения этих проблем и было развернутое масштабное строительство. Аналогичная ситуация была и в Дальневосточном Военном Округе. Кроме того, на Дальнем Востоке в конце семидесятых годов резко увеличилась группировка войск. В имеющихся парках было невозможно размещать прибывающую технику. Казарм и жилого фонда для офицерского состава катастрофически не хватало». По этому поводу хотел бы еще вспомнить слова отца о том, что офицер, находясь на службе, не должен волноваться о том, в каких условиях учится старший ребенок, тепло ли младшему в детском саду. А закончив рабочий день, он должен прийти к семье в свою уютную квартиру, полноценно отдохнуть и с утра быть готовым выполнять любую задачу на «отлично».
    Кстати, со слов отца знаю, в момент его отъезда в Белорусском Военном Округе необеспеченных жильем офицеров не оставалось!
    - У генерала Третьяка две высшие награды страны: он Герой Советского Союза и Герой Социалистического Труда. Среди советских генералов я не знаю ни одного человека, награжденного высшими ратной и трудовой наградами. Знаю, что в представлении к званию Героя Советского Союза говорилось о том, что Иван Третьяк 15 июля 1944 гола первым форсировал реку Великую – даже раньше, чем его подчиненные. В этом, наверное, есть что-то чапаевское? А звание Героя Социалистического Труда Ваш отец, очевидно, заслужил за обустройство Дальнего Востока, создание для семей военнослужащих достойных бытовых условий?
    - Почти правильно, но в первую очередь награду он получил за достижение высокой боеготовности войск ДВО в интересах обеспечения безопасности СССР! А достижение высокой боеготовности без создания необходимой инфраструктуры, без создания современной учебной базы, без создания достойных бытовых условий для военнослужащих и их семей, по мнению отца, невозможно.
    - Неудобный вопрос о приказе Командующего округом сбить самолет, нарушивший воздушное пространство СССР. Позже сообщалось, что в самолете летели южнокорейские граждане, не имевшие никакого отношения к военному ведомству. Испытывал ли Ваш отец душевные муки после этого инцидента?
    - Вполне удобный вопрос. Отдавая приказ на уничтожение воздушной цели, нарушившей границы СССР и осуществившей пролет над совершенно закрытыми объектами, отец был уверен в принадлежности нарушителя ВВС США. После обнаружения обломков сбитого «гражданского» самолета, поднятия с морского дна остатков аппаратуры специального назначения и не обнаружения тел пассажиров всякие сомнения в правильности принятого им решения отпали. Поднятая после этого инцидента беспрецедентная компания нападок на СССР закончилась очень резко. Предполагаю, что причиной этого стали как раз те «аргументы», которые наши моряки и подняли со дна Японского моря.
    - Вы, Владимир Иванович, стали главным конструктором авиационной корпорации «Рубин». Расскажите, пожалуйста, как стали конструктором и чем знаменит «Рубин»?
    - Я уже говорил, что с детства мечтал стать ученым и стал им. Я работал в НИИ прикладных физических проблем при Белорусском государственном университете в городе Минске. Готовил к защите докторскую диссертацию. Но жизнь внесла свои коррективы в мои планы. После распада СССР основные заказчики проводимых мною исследований остались в России, да и родители из-за возраста хотели, чтобы дети были рядом, так что в 1998 году пришлось из Минска перебраться в Москву. Базовые знания, опыт работы с предприятиями оборонной промышленности СССР позволили довольно быстро найти работу по профилю. Около 10 лет я проработал главным конструктором ОАО «Аэроэлектромаш» - основного разработчика систем электроснабжения летательных аппаратов, а потом перешел на аналогичную должность в более крупное предприятие - ПАО «Авиационная корпорация «Рубин». ПАО АК «Рубин» более 75 лет занимается разработкой и производством гидравлических агрегатов и взлетно-посадочных устройств для авиационной техники. Должность Главного конструктора позволяет мне в полной мере реализовать накопленный опыт для создания все более совершенных конструкций агрегатов и блоков управления для авиационной техники.
    - Пример отца помогает по жизни?
    - Да. Очень. Я помню его наставления и всегда применяю их в жизни. Он учил относиться к людям так, как ты бы хотел, чтобы относились к тебе. Он учил не спешить принимать радикальные кадровые решения в отношении людей, первый раз допустивших ошибку в работе, а постараться объяснить человеку, что он делает не так, и дать возможность исправить ситуацию. Он учил не прощать предательство. Он учил любить Родину и верно служить ей.
    - Расскажите, пожалуйста, о своей семье. Чем занимаются дети? Какие профессии они выбрали для себя? Оказывали Вы какое-то влияние на выбор детей?
    - Я женат уже 41 год. Жена, Татьяна Владимировна, по специальности инженер-энергетик, сейчас уже на пенсии. У нас двое сыновей. Старший сын, Антон Владимирович, окончил МГТУ им. Э.Н. Баумана. Специалист в области информационных технологий. Занимался созданием авиационных тренажеров, разработкой системы управления воздушным движением, разработкой системы обеспечения полетов беспилотной авиации. Работает главным конструктором - руководителем проекта по системам контроля за полетами беспилотной авиации. Младший сын, Евгений Владимирович, окончил Военный университет. Адвокат. Работает в адвокатской компании «Юстина», одной из ведущих юридических компаний России.
    Отец, дедушка Антона и Евгения, как и мне, говорил внукам, что выбирать, кем быть, они должны самостоятельно! А насчет карьеры военного шутил, что он уже отслужил и за детей, и за внуков.

На снимках: 1. 2003 г. Вручение ордена «За заслуги перед Отечеством»; 2. Генерал армии И.М. Третьяк; 3. Главный конструктор ПАО АК «Рубин» В.И. Третьяк; 4. 1944 г. Командир полка майор И.М. Третьяк (справа); 5. 1942 г. Папа в эвакогоспитале в Москве после ранения (справа); 6. 1956 г. Папа, старший брат Станислав, я, мама Мария Петровна; 7. 1982 г. Вручение Звезды Героя Социалистического Труда; 8. 1985 г. Крым, Севастополь. Жена Татьяна Владимировна, мама, папа, я; 9. 2000 г. Украина, г. Хорол. У бюста дважды Героя; 10. 1995 г. Ветераны готовы к параду Победы; 11. 2003 г. Юбилей папы. 1 ряд: сын Евгений, жена, мама, папа, брат Станислав Иванович, Мойсеев М.А., я; 12. Старший брат, я, жена, сын Евгений; 13. 2006 г. Работа с иностранным заказчиком; 14. 2005 г. Ветеранские будни. Д.Т. Язов, И.М. Третьяк, В.М. Михалкин; 15. 2005 г. Дома у родителей. Я, папа, мама, сын Антон; 16. 1998 г. Профессор С.И. Третьяк; 17. 2010 г. Индия. Международная авиационная выставка; 18. Главный конструктор В.И. Третьяк в рабочем кабинете.








Фотогалерея

Добавить комментарий